23:23 

История №6, трагично-подгнивающая.

Nabari no Ou-пост.

1. Название: spread your mind, your legs
Автор: pettan
Персонажи: Михару, Йоите.
Примечание: переводчик я была не слишком опытный, поэтому взяла маленький драббл. Кое-где художественно обработано для благозвучности по-русски. Оригинал.

На него сложно, очень сложно смотреть.

Ты лежишь совсем близко к нему, так близко, что чувствуешь мягкое дыхание на своей шее; оно пахнет кровью и, как ни странно, содой. Узкая грудь медленно, неровно вздымается и опадает. Делается страшно даже смотреть на него... так. Ребра ведь такие хрупкие... Что все-таки там, внутри, кроме гнилой крови и изорванных кашлем легких? Йоите похож на скелет. На тонких костях почти нет мяса, лишь обрывки бумажной, туго натянутой кожи, да два синих стеклышка – глаза.

Прядь волос прилипла к щеке, как черная водоросль, и это заставляет думать, что Йоите было бы лучше на дне моря. Там прохладная вода мягко обволакивает и поддерживает измочаленное тело; там не нужны легкие, и не надо заставлять их мучительно трепетать ради очередного вдоха; туда не проникает свет, и он сможет исчезнуть, как всегда и хотел. Да, Йоите очень подходит холод, хотя даже думать о таком как-то преступно. Руки у него тоже холодные и липкие, что еще больше укрепляет мимолетное подозрение. Сейчас их даже можно коснуться - перчатки сняты на ночь, Йоите спит и твердо знает, что никто в здравом уме его не тронет. «Они уродливы», уверенно заявил он в ответ на робкую просьбу. «Тощие и черные. Да и не нужно тебе меня трогать».

А тебе руки нравятся. И ты хочешь увидеть чуть больше, чем полоска кожи, мелькающая между перчатками и рукавом пальто. Что там, под броней толстой ткани? Осталась ли еще первозданная фарфоровая белизна, или он уже весь почернел, загнивая изнутри? А если посмотреть еще ближе, можно увидеть кончик шрама, пятнающего тонкую шею с часто бьющейся веной.

Тебе отчаянно хочется прочертить новый – своими руками.

Слушая рваные, захлебывающиеся вдохи, ты ни на секунду не можешь забыть, как тяжело на него смотреть. Вот сейчас Йоите рванется, прижимая руку к губам, и привычно отмахнется от платка. Но пока что он спит, и можно любоваться страшной картиной медленной смерти.

«Михару… Михару…» - тихонько шепчут спекшиеся губы. Звук твоего имени, пусть и произнесенного сколь угодно бессознательно, мгновенно вызывает злые слезы. Решившись, ты воровато целуешь его в лоб – как покойника, пролетает невероятно уместная мысль.

Он холодный, холодный, каким всегда и казался. И дрожит, трясется, бьется, как флаг на ветру, почуяв несмелое касание чужих губ. Молча.

Касаться его – осторожно. Иначе – сломается.

2. Hot Fest, K-42, Райко|Йоите, "странный он у тебя, а, Юкими?"

Все основные силы Кайросю жили в одном, пусть и комфортабельном и большом, но одном многоквартирном доме. Обьяснялось это, конечно же, легкостью вызова любой боевой единицы на ковер к предводителю... Но вот самих единиц об этом никто не спрашивал. Именно поэтому юный самурай Шимизу Райко, отступник, убийца собственной семьи и обладатель прочих не менее грозных титулов, сейчас натягивал на голову предательски маленькую подушку и скрипел зубами. Из-за тонкой и абсолютно не заглушающей звуков стены уже который час доносились не то стоны, не то плач, не то... Да черт знает что доносилось, в общем. Наконец, и сам мучительно застонав, Райко поднялся и нашарил нунчаки под кроватью. Слева вроде как жил какой-то новичок, но он, понятное дело, сейчас спокойно спал. Справа... Справа, черт побери, проживал его напарник - Казухико Юкими. За три года соседства и совместной работы Райко успел изучить его привычки, среди которых не первое место занимали разнообразного возраста и доступности девушки, вкусная еда и прочие плотские удовольствия. И как знать, был ли простой и знакомый до последнего рисунка на бандане Юкими хуже, например, этого нового мальчишки - мастера Киры. Райко невольно поежился. Кира... Вот уж кто и правда опасный дурак, так этот хилый пацан, по заморенному виду которого никак нельзя было сказать, что в нем кроется такая жуткая сила.
Райко вздохнул, поправил ночной колпак и открыл дверь. Будучи и сам молодым мужчиной, он не особо возражал против девушки на ночь... Но не до трех же часов и не так же громко! Самурай решительно пересек коридор и постучал в дверь концом нунчака... И шарахнулся в сторону, едва не припечатанный ею же к стене.
- Тьфу, и тебя разбудил... Казухо не видел? - хмуро спросил небритый, одетый и явно невыспавшийся Юкими и почесал щеку. Несколько удивленный отсутствием признаков бурной ночи Райко осторожно ответил:
- Нет, не видел... Слушай, вы там потише можете?
- Да куда там потише... Стой, ты что... Ага. А ну иди сюда, извращенец! - с неожиданной силой журналист ухватил собеседника буквально за шкирку и втащил в комнату. Упираться жертва даже не пыталась, хорошо зная, как Юкими умеет ломать шею ребром ладони. Тот факт, что сделать это в узкой прихожей было затруднительно, утешал мало.
- Топай-топай, недоросль хренов! - Райко возмущенно замычал, но мгновенно получил чувствительный пинок и захлопнул рот. Оно, конечно, правильно, Юкими старше и вообще по рангу выше, но у Райко тяжелое детство и семьи нет, и вообще...
Квартиры в "Собачьей Будке", как за глаза называли дом все его обитатели, были маленькие, функциональные и поразительно неуютные. Но если сам Райко жил один и мог предаваться своему тайному хобби безраздельно, заваливая комнату, кухню и даже ванную горами безделушек и талисманов, то у Юкими имелось крайне неприятное отягчающее обстоятельство в лице неугомонной Казухо. В итоге берлога напарника переживала несколько генеральных уборок в месяц - и такое же количество генеральных пьянок. Равновесие сохранялось, и все были довольны. Но сейчас по квартире будто ураган прошелся - вещи на полу, одиноко мерцающий компьютер, даже фотоаппарат, святая святых фотожурналиста, небрежно брошен на сумку - явно там, где Юкими увидел что-то странное и попросту выпустил из рук камеру. А на диване вместо кое-как накиданных пледов и одеял сейчас валялось что-то довольно большое, черное и мелко вздрагивало, издавая те самые разбудившие парня стоны.
- Эээ... Ты что, собаку подобрал? - не решившись посмотреть поближе, спросил Райко и почесал одну ногу другой. Стоять босиком было холодно.
- Господи, я всегда знал, что ты глухой идиот. Если б эта куча костей на диване была собакой... Это мастер Киры. Ты же на собрании был, слышал, наверное, что мне пацана отдали. - устало плюхнувшись в кресло, сказал Юкими. Самурай смутился - во время очередной пламенной речи предводителя он заботливо переплетал ручку Черного Гамона полосками кожи и лишь мельком взглянул на "новую надежду Кайросю".
- Странный он у тебя какой-то... - с любопытством разглядывая мальчишку... или юношу, заметил Райко, - Одежда вон мала, костлявый весь... А кричит почему? - на последней фразе предмет обсуждения вдруг сжался и заскулил. Тощее тело тряслось и подергивалось, хотя на улице стояла теплая сентябрьская ночь, и Райко, не выдержав жалкого зрелища, подхватил с пола плед.
- Не поможет. - сухо прокомментировал Юкими, - это он от боли. Поверишь, если я скажу, что он был на голову ниже три часа назад?
- К-как это ниже... - самурай растерянно замер, неверяще отмечая доказательства слов напарника - неровно постриженные длинные волосы, явно короткая, но не с чужого плеча одежда... И, как самое жуткое - невидимые, но осязаемые движения тонких костей под туго натянутой кожей, тихий, на грани слышимости, скрип вытягивающихся на глазах мышц и сухожилий...
- Я... Я в час пришел, а он уже валялся вот так. Только места занимал меньше. Это Кира, ясен хрен. Ну какая скорая помощь будет непонятно от чего непонятно как лечить? А Казухо ехать полтора часа. - странно кривя губы, сказал Юкими и вдруг громко и витиевато выматерился, пнув подвернувшееся кресло.
"Да он же сейчас сорвется!" - внезапно сообразил Райко. "Перестреляет нахрен и меня, и этого... А уйти тоже нельзя..." Привычные руки крепче обхватили верное оружие, и конец палки почти нежно встретился с затылком журналиста.
- Ты меня извини, напарник, но лучше уж шишка, чем если и себя угробишь, и пацана... - пробормотал самурай, перетаскивая жутко тяжелого Юкими ближе к дивану и роясь в куче стикеров на стенке в поисках номера Казухо. Впрочем, он не понадобился - непривычно серьезная и собранная девушка ворвалась в квартиру буквально через десять минут, на ходу скидывая пальто и раздавая указания почти с радостью повинующемуся Райко. Да, сейчас поставлю чайник... Нет, это я его вырубил, а то сейчас черт знает что тут бы было... Не знаю, говорил - с часа или раньше... Эээ, ну готовить немного умею...
Остаток ночи парень провел на кухне, непонятно зачем готовя целую гору риса с овощами, и только к утру был отпущен сухим кивком хмуро считавшей пульс спешно чем-то обколотого и наконец спокойно заснувшего больного Казухо.
Оборачиваться на пороге - плохая примета. Но будто что-то дернуло, и Райко, задержавшись в дверях, быстро взглянул на тихо спящего юношу - да, уже точно юношу, повыше его самого будет. Тонкое бледное лицо будто светилось.
Сейчас, слушая лениво препирающегося с этой кошкой из Коги Юкими и бережно, стараясь не потревожить рану, держа на руках того самого юношу, теперь именуемого Йоите, двадцатилетний, но уже далеко не юный самурай Шимизу Райко украдкой смотрит в лицо своей ноше. Длинные, словно девичьи, ресницы чуть подрагивают. Тихое, запинающееся дыхание греет руку. Фарфоровая кожа ничуть не утратила своей белизны и прозрачности.
- Райко-сан! - рядом возникает Михару и робко жмется к ноге... и к Йоите, конечно.
- Пойдем, Юкими! - Райко перехватывает ношу поудобнее и, не оглядываясь, идет к воротам. Юкими, проорав вдогонку Бантену что-то оскорбительное, топает следом.

@темы: Nabari no Ou

URL
   

Джордж и коробки

главная